Чем раньше мы заберем ребенка, тем лучше будет для психики малыша.

Есть во Владивостоке не совсем обычное лечебное учреждение. Краевая детская клиническая больница № 2 — место, где в медико-социальном отделении находятся отказные дети. От некоторых родители отказались совсем, часть детей — временно оставленные, как чемоданы в камере хранения. Есть малыши, рожденные от ВИЧ-инфицированных мам. О проблемах лечебного учреждения состоялся наш разговор с главным врачом больницы Инной Зеленковой.

— Инна Сергеевна, как давно в вашей больнице открыто медико-социальное отделение?

— Такая необходимость возникла в 1996 году. Сначала было 10 коек, потом возникла еще одна палата, другая…Ситуация в стране была сложная, пошло большое количество отказников. Возникла потребность открыть отделение на 20 коек. Дальше — больше. К 2002 году коек потребовалось еще больше. Пошел вал отказных детей от ВИЧ-инфицированных мам. На сегодняшний день в медико-социальном отделении больницы находятся 26 ВИЧ-контактных малышей, из них 7 ВИЧ-инфицированных. Всего же в медико-социальном отделении — порядка шестидесяти детей. 

— Инна Сергеевна, насколько опасно брать ребенка с ВИЧ? 

— Вы сейчас были в отделении. Видели, что ВИЧ-инфицированные дети лежат в общей палате со всеми. Риска заражения, если соблюдать простейшие меры предосторожности, нет. Еще раз повторю то, что всем известно. Заразиться ВИЧ можно тремя путями: половым, вертикальным путем, то есть при родах, от матери к ребенку, и инъекционным, через кровь. То есть ребенка с ВИЧ можно обнимать, целовать, никаких ограничений нет.

— За все годы существования вашего отделения хотя бы один медик заразился?

— Нет.

— Часто ли берут детей с ВИЧ?

— Сейчас часто. Просветительская работа приносит свои плоды. Хотя, конечно, ВИЧ-контактных забирают лучше, чем ВИЧ-инфицированных. ВИЧ-инфицированные — это дети, у которых ВИЧ-инфекция развилась и они получают лечение. ВИЧ-контактные — это дети, рожденные от ВИЧ-инфицированных матерей. У такого ребенка ВИЧ может быть, а может и не быть. Это выясняется в течение года после рождения. Делаются трехкратные анализы для подтверждения или снятия диагноза. По нашему опыту могу сказать, что диагноз «ВИЧ-инфекция» подтверждается всего у 10 процентов. В массе своей дети здоровы. В прошлом году у меня забрали двух ВИЧ-контактных детей. Я больше чем уверена, что у них будет всё хорошо. Но диагноз «ВИЧ-инфекция» им пока никто не снял. И все-таки усыновителей это не остановило. Поймите, ведь многое зависит от того, с каким настроем забирают ребенка. Люди с разными целями приходят к решению усыновления. Одни хотят просто, чтобы в семье появился малыш. Другие, у кого дети уже есть, хотят выполнить какую-то свою внутреннюю миссию… Ведь на земле мало найдется более благородных поступков, чем подарить свою любовь и заботу брошенному ребенку. Особенно если этот ребенок болен… Год назад у нас усыновили тяжелобольного мальчика, Фёдора. Забрали в семью из Ангарска. В совершенно нормальную, полную семью: мама, папа, сын. Казалось бы, зачем этим людям нужен был больной ребенок, который на данный момент не ходит, когда есть свой, здоровый? В новой семье наш Фёдор расцвел! Его носят на руках во всех смыслах этого слова. Малыш улыбается на фотографиях. Недавно выяснилось, что у женщины, усыновившей мальчика, скоро будет еще один ребенок. Как пишет счастливая мамочка, «это бонус Фёдору!».

 

— Инна Сергеевна, сколько лет жизни отмерено деткам с ВИЧ-инфекцией?      

 

— Никто не может сказать. Но самые наши первые дети с ВИЧ-инфекцией, которые сейчас живут в детских домах, все живы, получают лечение и бодро себя чувствуют. Медицина сейчас шагнула далеко вперед. Всё зависит от того, насколько добросовестно и качественно будут выполняться медицинские назначения. Если посмотреть по статистике, смертность от ВИЧ стоит на последнем месте среди заболеваний. На первом — сердечно-сосудистые, потом травма, онкология.

 

— Сейчас ВИЧ-инфицированных детей стало больше?

 

— Идет волнами. В позапрошлом году в отделении было не более 10 детей, рожденных по перинатальному контакту с  ВИЧ, а в этом — 27.

 

— В вопросе усыновления многих смущает фактор наследственности. Мол, от осинки не родятся апельсинки. Насколько опасно брать детей алкоголиков и наркоманов?

 

— Действительно, у нас много детей, рожденных от, мягко говоря, сложных родителей. Однако если речь не идет о тяжелых психических нарушениях, я убеждена, что формирование характера на 90 процентов зависит от воспитания. Как врач знаю много семей с замечательными, интеллигентными родителями, дети которых страдают наркотической зависимостью. И наоборот, зачастую в семье, где отец алкоголик, дети на дух не переносят спиртного. Приведу одну историю. Много лет назад, когда я еще не работала в больнице № 3, семья американцев усыновила двух братьев-близнецов. Дети родились от мамы-алкоголички, у них с рождения был тяжелый фетоалкогольный синдром. Это значит, специфические черты, отставание в умственном развитии. Американцев это не остановило. И вот через 15 лет они решили к нам приехать, показать детям ту больницу, откуда их забрали. Это было пару лет назад. Ко мне в кабинет входят два высоченных парня, которые не говорят по-русски, но знают несколько языков. Кроме английского — французский, испанский, итальянский… Один играет на виолончели и гитаре, другой — на фортепиано. На лице остался след перенесенной болезни, однако интеллект парней не вызывает никаких сомнений. Когда они походили по нашим палатам, посмотрели на детей-отказничков, видели бы вы, как эти два здоровенных лба обнимали свою американскую маму! То есть эти выросшие дети поняли, что с ними было в детстве… Они ведь просто чудом попали в хорошие руки. Ведь могли бы с таким диагнозом уйти в дом ребенка, оттуда — в детский дом, и судьба их была бы печальна… Как это ни грустно говорить, но некоторым детям везет, что от них отказываются родители.

— В каком возрасте лучше всего усыновлять ребенка?

— Безусловно, чем раньше, тем лучше. Малыши, даже новорожденные, каким-то немыслимым образом тонко чувствуют, что они брошены, вынуждены выживать, бороться за свое место под солнцем. Это так называемый госпитальный синдром. Чем раньше мы заберем ребенка, тем лучше будет для психики малыша.

 

Лада Глыбина