В «тысячекоечную» больницу врач пришёл набираться опыта

Эно Эгбе – новый доктор отделения урологии «тысячекоечной» больницы. Коллеги зовут Эно по отчеству, которое сами же и придумали – Камерунович. Потому что родом новый врач из далекой страны в Центральной Африке – Камеруна. Много воды утекло с тех пор, как чернокожий красавец баскетбольного роста поехал в Россию учиться на врача. Думал ли он, что настоящим доктором он станет на краю земли, в неведомом Владивостоке?.. 

– Жару не переношу! – говорит Эно. – В моем родном городе в Камеруне такой влажной жары, как во Владивостоке, не бывает! Но я всё равно влюбился в ваш город с первого взгляда. Здесь всё прекрасно: море, сопки, девушки!..

Про историю доктора Эно можно снимать кино. Сначала про жизнь в Африке. Добропорядочная семья, мама – доктор, папа – известный инженер. 


– В нашей стране все принадлежат к разным племенам. У каждого племени есть вождь, это выборная должность. Моему отцу в свое время предлагали стать вождем, но он отказался. Работы было много. А быть вождем хлопотно! 

Жаль! А то был бы у нас в «тыще» сын вождя племени. Экзотика! Тем паче, богатырской статью доктор Эно очень даже вышел. Рост 193, косая сажень в плечах, ослепительная белозубая улыбка. Одно слово – красавец! 

– Я с детства не любил математику и обожал биологию, – рассказывает Эно на прекрасном русском языке. – Всегда хотел стать доктором. Закончил колледж в родном городе, а потом хотел ехать учиться на врача в Германию. К отцу приезжали друзья из этой страны, и я влюбился в немецкий язык. Но случилась беда, отец умер. Денег в семье стало мало.   

Учиться в Европе средств не было. И тут мама предложила: может быть, в Россию? Там дешевле. 

Однако Эно категорически воспротивился. 

– Страшно было, – рассказывает. – Образ России был у нас в стране не самый радужный. Говорили, что здесь плохо относятся к чернокожим. Но тут как раз собралась группа товарищей. Вместе в Россию ехать было веселее. 

Городом обучения выбрали Петербург. Сроки начала занятий на курсах по обучению русскому были безнадежно пропущены. Когда Эно вышел из самолета, на дворе стоял декабрь. После жаркой Африки атмосфера была бодрая. Тем более что упущенное время приходилось наверстывать самостоятельно.

– У меня была такая толстая тетрадка, куда я записывал русские слова, – рассказывает Эно. – Ходил с ней везде. Учил язык каждый день до трех-четырех утра. Смотрел телевизор на русском, хотя почти ничего не понимал. И снова учил, учил… 

Следующей осенью студент Эно Экбе уже мог слушать лекции. Результат обучения мудреному языку у доктора Экбе потрясающий: он не только свободно говорит на русском, он на нем шутит! 
 Жизнь и учеба в Санкт-Петербурге оказалась совсем не медом для студента из солнечного Камеруна. 

– В темноте по городу ходить было опасно. Город в те годы был наводнен скинхедами. За студентами из Африки просто охотились. Много моих знакомых погибло. Я старался не выходить из дома по вечерам, хотя на меня за всё это время ни разу не нападали. Я же здоровый!..

 В Камеруне Эно серьезно занимался баскетболом. Однако в России про любимое увлечение пришлось забыть.

– Я за все эти годы не был ни на одном баскетбольном матче, – говорит Эно. – Времени не было. Сам платил за учебу и потому всё время где-то подрабатывал. Гардеробщиком, на стройке кирпичи носил, таксистом даже… 

Как выяснилось, получить диплом врача – еще не самое сложное. Гораздо сложнее для начинающего доктора приобрести знания. А вот с этим в столичных вузах, мягко говоря, напряженка. 

– В Петербурге у нас была всего одна база для практики интернов и ординаторов, – рассказывает Эно. – Понятно, что никто там толком никого ничему не учил. На работу в медицинские центры берут только при условии опыта и своих пациентов! Где их взять начинающему доктору? 

В общем, Эно Экбе уже готов был уехать на родину, в Камерун, но тут, как говорится, в дверь постучали… Каким-то образом его резюме попалось на глаза директору частной клиники во Владивостоке. И он пригласил Эно на работу.

– Вы знали, где находится Владивосток? – спрашиваю

– Понятия не имел, – улыбается Эно. – Мне было всё равно, лишь бы подальше от Питера! У меня с этим городом ничего хорошего не связано. А когда сюда приехал, сразу влюбился во Владивосток. Сопки и море – это прекрасно, но главное, я не знал, что в России бывают такие люди… Совсем другое отношение!

– Ну да, у нас чернокожих людей по пальцам можно пересчитать. Кого-нибудь еще встречали? 

– Да, одного товарища. Он ко мне бросился со словами: «Здравствуй, брат!». 

Но это всё лирика. Главное, что нашел во Владивостоке Эно Экбе – это бесценных наставников.
 
– Директор моей клиники мне сказал: во Владивостоке есть одна больница, туда идти работать – всё равно что на фронте на передовую! Если выживешь, станешь отличным доктором! 

Эно послали в «тысячекоечную» набираться опыта. Работает в отделении урологии уже два месяца и в красивую частную клинику не собирается. Потому что опыт здешних врачей для начинающего доктора-уролога – вещь бесценная.

– Это уникальная больница, мне кажется, врачи здесь могут всё! – восхищается Эно новым местом работы. – Здесь и экстренная помощь, и плановая, и опухоли оперируют.

Заметим в скобках, что урология, как и другие профили «тысячекоечной» больницы, – это, пожалуй, единственное место, куда может прийти человек, не отягощенный большим количеством денежных знаков. Лечат по полису. В иных лечебных заведениях, мягко говоря, есть нюансы…
 
– Сколько времени пробуду во Владивостоке? – Эно пожал плечами. – Пока уезжать не планирую. Мне всё здесь нравится! В будущем году хочу навестить маму. И, скорее всего, вернусь! Меня пугают холодной зимой. Но я же вам говорил, что не люблю, когда жарко!

Лада Глыбина.

Использование материала только с разрешения автора