Анализ на цитологию женщина обязана сдавать раз в год!

 

 

Каждые две минуты в мире одна женщина погибает от рака шейки матки. Статистика ужасает: ежегодно диагностируется до 500 000 новых случаев этого заболевания. Болезнь забирает в год до  270 000 женщин. Средний возраст больных с этой патологией составил 54,6 года. В Российской Федерации от рака шейки матки ежегодно умирают более 6 000 женщин. О том, как сохранить здоровье, мы беседуем с врачом — гинекологом-онкологом отделения гинекологии  «тысячекоечной» больницы Владивостока Еленой Гусаренковой.   

 

Мазок надо сдавать раз в год!

— Елена Михайловна, что в женском организме может спровоцировать беду под названием «рак шейки матки»?     

— Люди получили Нобелевскую премию за то, что доказали: рак шейки матки передается вирусом папилломы человека. Этот вирус не возникает на пустом месте. Статистика неумолима. Во время полового дебюта порядка 60 процентов партнерш инфицируются вирусом папилломы человека — ВПЧ. Носителем вируса выступает мужчина, который, в свою очередь, получил эту заразу от своей предыдущей партнерши. ВПЧ передается половым путем. Особенно часто заражения происходят в юном возрасте, когда половая жизнь начинается в 12–13–14 лет. Иммунитет в это время нестабилен, а если происходит частая смена половых партнеров, то происходит еще наслоение. Понимаете, каждый человек носит свою флору. Когда сексуальные партнеры вступают в интимный контакт, происходит обмен этой флорой.

— Вы какие-то страшные вещи рассказываете! Почему об этом на уроках биологии в школах не говорят? Полагаю, это бы резко отбило охоту у школьников заниматься сексом с 13–14 лет.  Но если всё так печально, как же мы все до сих пор живы? При такой статистике ВПЧ должен быть практически у каждого.

— Если человек живет нормальной жизнью, не курит, не пьет, занимается спортом, иммунитет стабилизируется, и происходит самоизлечение, примерно у 70 процентов. У остальных велик риск развития рака шейки матки. Рано или поздно болезнь начинает себя проявлять. Беда в том, что никакой клиники на ранних этапах нет! То есть никаких внешних признаков болезни не наблюдается. Можно побывать на осмотре у гинеколога, и он ничего не увидит. 

— Так что же делать?

— Видите эту щеточку? Называется цитобраш. Вот только с помощью цитобраша можно получить полноценный анализ на цитологию. Этой щеточкой нужно сначала правильно взять мазок,  потом нанести его на стекла и отнести цитологу, чтобы он под микроскопом посмотрел и поставил окончательный диагноз. Опять же цитолог цитологу рознь! Нужно идти к хорошему, грамотному, цитологу.

Цитолог смотрит: ага, я вижу какие-то не очень хорошие клетки. На медицинском языке называется дисплазия. Эти клетки по сравнению с обычными более активно делятся. Это еще не рак, но уже дорога к тому, что через какое-то время могут быть проблемы. Дисплазия становится сначала первой степени, потом второй, потом третьей. В итоге мы можем получить картину минимального рака, когда появились злокачественные клетки. Когда сталкиваемся с дисплазией три, мы можем быть уверены, что мы там рак найдем.

— Сколько времени длится процесс развития дисплазии?

— И пять, и шесть, и восемь лет. Процесс этот длительный. Печально то, что женщину в это время  ничего не беспокоит. Вообще ничего! Глазом эти процессы доктору сложно увидеть. Особенно если врач в женской консультации, куда чаще всего приходит проверяться женщина,  не настроен на что-то плохое. Хотя есть одно стопроцентно верное средство: раз в год сдать мазок на цитологию. Именно с помощью цитобраша! Никаких иных вариантов нет. Взяли мазок, и год ходите спокойной. Кто-то говорит, что достаточно сдавать мазок раз в два года. Но я считаю, береженого бог бережет: мазок надо сдавать  раз в год! 

— Елена Михайловна, начиная с какого возраста нужно сдавать раз в год мазок?

— С того самого, как произошел половой дебют. Мало кто знает, что сейчас девочки погибают от рака шейки матки и в 19, и в 20 лет. У меня была пациентка, которая начала половую жизнь с 12 лет. В 21 год она уже погибла. Неправильная жизнь, несовершенная иммунная система. Всё это может привести к очень печальным последствиям.

 

Ранняя диагностика — это жизнь

— Вы говорите, для качественного анализа нужен хороший цитолог. А где же его взять? Ведь понятно, что идти в наши поликлиники — это совершенно бесполезное занятие. Там поток пациентов, и у врача нет времени. Куда идти проверяться, Елена Михайловна?

— Манипуляция с цитобрашем даже не врачебная, сестринская. В нашем отделении гинекологии медсестры прекрасно обучены. Что касается меня, я своих больных направляю  к цитологу Родионовой Ольге Михайловне,  которая работает в поликлинике № 8 Владивостока. В самой обычной городской поликлинике! Но лучшего цитолога, на мой взгляд, у нас в городе нет. 

 Если говорить в целом, нужно объяснять женщинам, что проще сдать раз в год анализы и спокойно жить. К сожалению, амбулаторное звено у нас не столь сильно, как прежде. По большому счету маленьким пациенткам нужно больше  внимания, чем взрослым. Не секрет, что в женских консультациях творится что-то безумное. Записаться к врачу трудно, ко мне приходят женщины,  рассказывают, что попасть к гинекологу не могут по месяцу. Это плохо, потому что на ранней стадии заболевание легко вылечить малоинвазивными способами. После этого женщина даже сможет рожать! Путем кесарева сечения, но это полноценная и качественная жизнь. Но в том-то и дело, что рак шейки матки зачастую обнаруживают слишком поздно.

Надо понимать: если мы не успели вовремя эту беду обнаружить, то рак шейки матки очень быстро и рано начинает давать метастазы. Опухоль растет в 10–15 раз быстрее, чем обычная ткань. Она начинает сжирать все клетки вокруг себя, прорастать в другие органы и ткани, агрессивно создавать собственные сосуды. Если опухолевые эмболы оказываются в кровеносном русле, мы получаем метастазы в печени и в легких. Если в лимфатическом — метастазы в лимфоузлах. И тогда процесс приобретает необратимый характер. Прооперировать технически невозможно. Не спасут нигде, за  границей в том числе. Именно поэтому так важно заниматься профилактикой, ранним выявлением и лечением, при необходимости. Еще раз хочу сделать акцент: чтобы выявить раннюю форму рака, обязательно раз в год проходить обследование!

— Что вы можете сказать о прививках против ВПЧ? Они довольно дорого стоят, и отзывы о них разные. Вплоть до того, что эти прививки провоцируют бесплодие.

— Поливалентные вакцины первыми начали применять англичане. Вряд ли они хотели сделать своих граждан бесплодными. В Англии существовала программа на государственном уровне, мальчиков и девочек прививали с шести лет. Мальчиков прививать особенно важно: сколько женщин может инфицировать один мужчина?   

 В Центре вакцинопрофилактики города Владивостока есть прививки  против вируса ВПЧ. Да, они достаточно дорогие. Но если речь идет о здоровье твоего ребенка, ты пойдешь и заплатишь, потому что это вещи, которые дороже денег. Хотелось бы акцентировать: эти прививки нужно делать до начала половой жизни.

 

Цитобраш — это правильный подход   

— Елена Михайловна, я эту вашу щеточку, цитобраш, первый раз в глаза вижу, хотя по гинекологам хожу — и по государственным медцентрам, и по частным тоже. Почему так?

— Потому что во многих лечебных учреждениях, к великому сожалению, цитобраша нет. Мазок берут по старинке, шпателем. Это неправильный подход. Хотя цена  цитобраша смешная, порядка 15 рублей. Сам мазок, если делать его не по полису, а на платной основе, стоит максимум 300 рублей. Согласитесь, невелики затраты.

— Может быть, есть смысл создавать специальные  кабинеты при лечебных учреждениях, где будут брать мазки на цитологию? Это спасет жизни тысячам женщин!  Но пока таких кабинетов нет, куда прикажете идти? Женские консультации не предлагать. К вам в «тысячекоечную» можно? 

— Мазок мы здесь делаем, наши медсестры прекрасно обучены. По полису принимаем тех, кто поступает к нам на лечение. Также в нашем отделении гинекологии существует платный прием. Стоит это, по государственным расценкам, полторы тысячи рублей. Ко мне зачастую приходят сторонние пациентки, в основном по сарафанному радио. Если в мазке на цитологию будет всё хорошо, я скажу женщине: «До встречи через год». И она будет спать спокойно! Если же в мазке будет ВПЧ, дисплазия клеток, значит, необходимо принимать экстренные меры.

Всегда настораживает эрозия. Если она есть, необходимо сделать кольпоскопию, биопсию, дальше в зависимости от полученного результата. Если же у пациентки нормальная, здоровая шейка, всё хорошо по цитологии, нет вируса папилломы человека, необходимости в кольпоскопии нет. К сожалению, таких счастливых женщин немного.   

— Отделение гинекологии « тысячекоечной»  не специализируется на онкологических операциях. Тем не менее, вы их делаете?

— У нас всякие ситуации бывают, мы никому не отказываем. Я 15 лет проработала в онкологическом диспансере, сертификат на подобные операции у меня есть. Это очень сложные и большие операции. Надо понимать, когда речь идет о поздних стадиях заболевания, операции не всегда проходят успешно. У меня на операционном столе была девочка двадцати пяти лет с раком шейки матки. При этой операции удаляется совершенно всё:  лимфоузлы, матка, влагалище. По времени длится пять или шесть часов. Можете себе представить, молодой девочке всё это убрать. И никто не даст стопроцентную гарантию, что всё будет хорошо. Так было и в этом случае. Через три года после операции увеличились лимфоузлы. Девушка погибла. Понимаете, если даже опухоль совсем крошечная, но в лимфоузлах что-то есть, прогноз в три раза хуже. При самой идеально сделанной операции никто не даст гарантии, что метастазы не появятся здесь или там. Или был другой случай. Женщина необыкновенной красоты, жена одного большого начальника. Мы ее оперировали часов семь. Казалось бы, убрали всё. Но стадия была запущенная. Через год она к нам поступила с метастазом в орбиту глаза. Увы, есть ситуации, когда ничего нельзя изменить. Невозможно вылечить, и человек обречен.

— Скажите, Елена Михайловна,  почему наши женщины так упорно не хотят следить за своим здоровьем?   

— Скорее всего, это отсутствие информации о болезни и ее последствиях. И еще совершенно непонятная уверенность, что уж со мной точно всё будет хорошо. Мол, болезни — это у других, а я с чего бы заболела? К сожалению, даже если женщина хочет провериться, сделать это зачастую проблематично. Один раз сходила в женскую консультацию, отсидела в очереди несколько часов — второй раз она уже туда не пойдет. Некогда — ритм современной жизни бешеный. Идти в частные медцентры — тоже лотерея. Увы, не все частные лечебные учреждения честно отрабатывают свои деньги. Много тех, кто просто зарабатывает. И всё-таки, вопреки всему, проверяться необходимо. Запущенный рак шейки матки — это дорога в один конец.

 

Лада Глыбина.