Слухов и страхов на тему психбольницы воз и маленькая тележка.

 

Выражение « попасть на Шепеткова» для Владивостока нарицательное. На этой улице находится краевая психиатрическая больница. В силу своей специфики, учреждение максимально закрытое.  В итоге слухов и страхов на тему психбольницы  воз и маленькая тележка.  Три месяца назад здесь наконец-то сменился главный врач. Давно назревшие  перемены теперь связаны с именем Максима Артамонова, человека, хорошо известного в медицинском сообществе. К чести Максима Николаевича, он не стал закрывать дверь своего кабинета от народной медицинской газеты «Доктор+Я».    

«Тараканы в голове - это нормально»

Встречу мне главный врач назначил как раз на тот день, когда синоптики объявили тайфун. « Так ведь тайфун!» - тактично намекнула я по телефону. «Да ерунда! Чем нам дождик помешает!»- ответил мне Максим Артамонов, из чего я сделала вывод, что катаклизмы  новому главному нипочем.    

Первый вопрос задала по просьбам трудящихся. Опять же, это был тест на психическую устойчивость. Выгонит или улыбнется? 

 -Максим Николаевич, у вас профессия, как из анекдота – главврач психбольницы. Говорят, на этом месте с ума сойти – раз плюнуть. Не боитесь через пару лет в пациента превратиться? Вообще, насколько велики риски сойти с ума для обычного человека?    

- Расстройство психики - такое же заболевание, как и многие другие, - улыбнулся Артамонов.-  Все люди могут со временем заболеть - это жизнь. По статистике, процент заболевших среди разных групп населения примерно одинаков. Однако когда заболевает доктор, сразу же списывают на профессиональную  принадлежность. Хотя на самом деле доктора болеют реже, чем прочие категории населения.

Впрочем, бывает так, что в нашу профессию со студенческой скамьи пытаются попасть люди, которые имеют некие особенности психического строения. Они идут сюда с целью понять себя, решить некие личностные проблемы. Но, как правило, долго в психиатрии такие личности они не задерживаются.

- Еще Пушкин говорил: «не дай мне бог сойти с ума, уже легче посох и сума». Когда  человек теряет разум, это необратимо? Или вылечиться все-таки можно?

- Что значит сойти с ума?.. В  большинстве случаев  девяносто процентов людей с особенностями психики незаметны для окружающих. Если человек работает, даже при наличии отклонений, говорить о том, что он сошел с ума незаконно и несправедливо. У нас же не из инкубатора выходят, все разные. У одного была травма, у  другого - тяжелое инфекционное заболевание, есть  наследственные вещи… Если человек трудоспособен, социализирован, то он обычный член общества. А то, что у каждого те или иные отклонения, как говорится, свои тараканы в голове, - это нормально.

Сошел с ума - это состояние конечное, когда вылечить невозможно и человек становится  инвалидом, нуждается в уходе. Конечно, мы лечим, и лечим успешно! Современная психиатрия подразумевает много вариантов. Это нейролептики нового поколения,  которые не превращают человека в недееспособного. Плюс хорошие психотерапевтические методы лечения.  Если правильно заниматься, вполне можно вывести  из болезненного состояния,  и окружающие даже не заметят, что человек был на больничной койке. Сейчас появились очень хорошие нейролептики, которые снимают симптоматику, и не вредят человеку. То есть, не ввергают его в состояние недееспособности. Люди, не знающие о том, что человек находится на лечении, никогда об этом не догадаются.   Однако бывают ситуации, когда человек, в силу своего заболевания, становится  опасными не только для себя, но и для окружающих.

-В том то и дело! Где та грань, между тем, что  человек осознает, что ему надо лечиться, и необходимостью его лечить?

- На это существует члены семьи, окружающие, коллеги.. Если человек становится опасен для себя и людей, ему надо помогать. Это называется недобровольная госпитализация. Готовятся документы, суд принимает  решение.

 -А если до того, как суд примет решение, больной успеет кого-нибудь ножиком порезать?  

-Если человек создает угрозу окружающим, логично вызвать милицию. При наличии очевидных симптомов, правоохранительные органы уже вызывают психиатрическую бригаду, и человека привозят  к нам. Его осматривают, выносят заключение, передают документы в суд. Суд принимает решение, и на этом основании человек остается под наблюдением. Решение суда мы получаем постфактум…  

 -Что есть вариант психической нормы? И правда ли, что все великие всегда ненормальные?

- Я вас умоляю!.. Конечно же, нет.

 -Как же нет? Сальвадор Дали, он что, нормальный был? Да много других примеров. Кстати, в вашем заведении гении встречались? 

- У нас всякие больные бывают. Встречаются талантливые. Если в организме одна функция угасает, она всегда компенсируется другой. Однако было бы слишком смело утверждать, что гений – это следствие психического заболевания. Возможно, кому-то хотелось бы так думать. Мол, у меня ничего не получается, потому что я нормальный! Это хорошее оправдание для бездельников!

 

- Скажите, можно ли рожать детей от людей с психическими заболеваниями? Только честно?

-Если женщина хочет ребенка от любимого человека, мне кажется, она не будет думать, здоровый он или не совсем. Никто не может точно сказать, унаследует ли ребенок заболевание, или нет. Бывает, мама больна, сын здоровый. Возможно, просто не было спускового крючка, который запустил механизм заболевания. Что может выступать толчком,  никто сказать не может…

 

 Вам такси или шашечки?

В здание старой, заброшенной школы  на Шепеткова психиатрическую больницу перевели ровно сорок лет тому назад, когда пришло в полную негодность здание на автовокзале. Говорили, что временно.  Однако, как это часто бывает, нет ничего более постоянного, чем временное место дисклокации…

Никто не спорит, что здание на Шепеткова категорически не подходит лечебному учреждению краевого уровня.  Все проверяющие комиссии выносят один вердикт: немедленно нужно выводить отсюда психиатрическую лечебницу. Однако говорить легко, а лечить  людей надо! И лечат отлично, вопреки всему.  Есть все необходимые медикаменты, но, главное, отличные врачи.

У врачей-психиатров не допросишься интересных историй. Все попытки увести в разговор в сторону конкретных случаев, которые так любят журналисты, натыкаются на глухую, я бы сказала, бетонную стену профессионального молчания. Так как молчат психиатры, не молчит больше никто! Наверное, это правильно. Уж такие здесь случаются истории,  про которые не надо знать лишним людям.  

Однако отделение посмотреть пустили. Что сказать? Тяжело. Грустно смотреть на людей, в глазах которых угас свет разума. Но были вещи, которые мне очень понравились. При том, что никто специально не готовился к визиту журналиста, было очень чисто. Но, главное, при моем чутком носе,  совершенно не ощутила больничного запаха… Знаете, такого, от которого хочется в первый момент все забрызгать дезодорантом, а во - второй момент,  сбежать. Запаха грязного белья и немытых тел в психбольнице на Шепеткова близко не было.  Чистенькие халатики, вымытые полы, чистое постельное белье.  

А еще там отлично кормят!  

Больница на 550 коек. Мест категорически, можно даже сказать, катастрофически не хватает. Радует одно - понимание есть, и шаги  в нужном направлении делаются.  

- Во Владивостоке, в лесу на Второй Речке,  достраивается прекрасная психиатрическая клиника,  и мы очень надеемся в ближайшем будущем туда перебраться,- рассказывает главный врач Максим Артамонов. -  В эту стройку было много денег вложено государством. Когда ее доделают, наши пациенты будут находиться в очень цивилизованных условиях, в соответствии с высшими мировыми стандартами. Так что, если вам нужна красивая больничка, к сожалению, пока нет.  Пока как в известном анекдоте: вам такси или шашечки? В клинике на Шепеткова  очень хороший персонал, грамотные врачи, которые работают не один десяток лет. У большинства  высшие квалификационные категории. Много доцентов, кандидатов наук. Качество лечения отличное. К сожалению, условия временно, более сорока лет, стесненные, - невесело шутит Максим Николаевич.

Если все пойдет хорошо, и найдутся деньги, чтобы клинику достроить, койки там пустовать точно не будут. Потому что нужда в психиатрической помощи населению год от года растет…

- Рост нестабильных психиатрических состояний наблюдается повсеместно, - говорит Максим Артамонов. – У нас же сейчас не жизнь, а сплошные стрессы! Виной тому  макроэкономически причины. Возьмите, к примеру, последний год. Рубль падает, на Украине война, средства массовой информации сплошь и рядом транслируют чернуху. То, то показывают по телевизору, для психики просто катастрофа! Сам я чаще всего смотрю новости без звука, бегущей строкой.  Вообще, как психиатр, я бы не рекомендовал увлекаться просмотром телевизионных программ…Такое впечатление, что если за вечер что то не взорвалось, или не сгорело, то день для журналистов прошел зря. А человек потом уснуть не может! Или впадает в депрессию…

-Вы, прямо, как  профессор Преображенский из «Собачьего сердца», которые рекомендовал не читать за обедом большевистских газет…

 - Очень правильный рецепт! Психическое здоровье надо беречь. Особенно в условиях, когда окружающее общество этому не способствует…

Никто не застрахован

Бытует мнение, что психические заболевания передаются по линии родственников. Оказывается, это не всегда так. Увы, тайны человеческого мозга до сих пор остаются для психиатров тайной за семью печатями…

 -Может человек родиться здоровым, а потом сойти с ума?

- Если бы мы это четко знали, было бы гораздо проще лечить… Мы можем только предполагать, с большей или меньшей долей вероятности. Увязывать,  к примеру, что развитие психоза возникло в результате перенесенной два года назад автомобильной травмы, или тяжелого вирусного заболевания. Но в массе своей психические заболевания почти все неясной этиологии. Спусковым крючком может выступить что угодно. У молодежи часто провоцирующим моментом становится прием наркотиков. Бывает, попал к нам человек, с ним доктора хорошо поработали, и все прошло. Через пять лет сняли с учета, и он забыл о нашей больнице навсегда. Бывает и наоборот. Человек входит в это состояние, и выйти уже не может.  Никто не знает, отчего это происходит. Поэтому психиатры настоятельно рекомендуют следить за своим психическим здоровьем. Если вдруг почувствует неполадки, необходимо срочно обращаться к специалистам.  Как думаете, почему за рубежом так востребованы психиатры?

-Может быть, психотерапевты?

-Психиатр и психотерапевт - две грани одной профессии, базовое образование - именно психиатрия. Психиатр – лечит медикаментозно, психотерапевт, грубо говоря, словом.

-Разница лишь в том, что у психотерапевта лечиться модно, а у психиатра- страшно!   

-Зачастую психотерапевты, в частных дорогих клиниках, берутся лечить только тех, кого можно вылечить. С кем связываться неохота, отправляют к нам. К слову, есть некоторые состояния, при которых нельзя посещать психотерапевта. К примеру, был у человека просто бред, а после психотерапии возникает бред с отягощениями. Категорически убежден: нельзя брать людей, страдающих психиатрическими заболеваниями, на сеансы психокоррекции, не зная точно, чем они страдают. 

Еще хуже ситуация с психологами. В начале 90-х  во Владивостоке начали готовить психологов в промышленных масштабах. К сожалению, большинство доморощенные: есть желание и инициатива, но нет опыта. Иногда такие психологи делают вещи, которые значительно усугубляют расстройства наших пациентов. Брут на себя смелость консультировать больных, чего с их квалификацией делать категорически нельзя. Лечить должен доктор! А психолог - давать советы здоровым . Когда психолог начинает работать с психически больными, это называется даже не дилетантизм, а…

-Вредительство?

-Вот – вот! Точное слово. 

- Какие существуют главные психиатрические заболевания?   

- Есть психотические нарушения, есть невротические. С первыми в больницу чаще всего приезжают на скорой помощи. Невротические довольно распространены, ими страдает масса людей, причем мало кто лечится.  Человек утром просыпается и чувствует себя вялым, разбитым.  Спал плохо, днем – ощущения недомогания, снижается работоспособность. Человек думает - устал! На самом деле, невроз подрался незаметно, и нужна помощь специалиста.  Можно, конечно, выпить коньячка, поехать на рыбалку,  но это временная терапия. Нужно все - таки  поговорить со специалистом, который подскажет, как проблему  лучше купировать. В данном случае именно помощь психиатра была бы наиболее профессиональной.  У нас есть диспансер на Некрасовской, 50,  где доктора могут оказать амбулаторную помощь.  Не надо бояться обращаться. Никто не будет в таких ситуациях ставить на учет! Но вот адекватное лечение получить можно и нужно. Возможен анонимный прием.

 - Как думаете, почему все так боятся оказаться в психиатрической клинике?

 - Есть причины объективные. Нормальных психиатрических клиник у нас практически нет. Играет свою роль исторический след: психиатрия долгое время  занималась карательными функциями.  Но это давно в прошлом! К тому же, кардинально изменился Закон о психиатрической помощи.  Сейчас если человек хочет лечиться, его лечат. Если нет, никто не будет принуждать.

- Максим Николаевич, и все-таки, не доводя дело до врача, чем можно привести нервную систему в порядок? Вот медитации хвалят…    

- Еще раз обращаю внимание: с психикой шутить не стоит. Заниматься самолечением тоже.  Настоятельно рекомендую все делать по рекомендации специалиста. Потому как  некоторые вещи могут ухудшить состояние. Некоторые могут улучшить, не спорю. Но это русская рулетка. Будем играть? В нашем стационаре скученность большая, но на ноги ставят быстро. Если есть перспектива, что человек быстро выйдет, его переводят на режим, когда он может ночевать дома, а днем  приходит на капельницы…

Игра в шахматы

В кабинете главного врача Максима Артамонова висит странная картина. Недостроенные здания,  окруженные прозрачным шаром.

-Это стройка, а над ней сфера – идеальный шар,- улыбается Максим Николаевич.- Стремление к совершенству. Эта картина за мной по всем рабочим местам путешествует. Я понимаю ее так: надо поставить себе цель и иди к ней. 

Цель перед собой главный врач Максим Артамонов ставит глобальную.  

- Хочу сделать все, что в моих силах, чтобы взрослая психиатрия стала находиться в цивилизованных условиях.

 Заявка серьезная. Однако личность нового главного вселяет надежду на воплощение. В свое время Максим Николаевич работал главным врачом детской психиатрической больницы. Создал это лечебное учреждение с нуля, хотя все светила психиатрии Приморья к идее создания специализированной детской больницы относились скептически. 

- Все столпы психиатрии считали, что детская психиатрия должна  быть в структуре взрослой, - вспоминает  Максим Николаевич.-  Я же считал иначе. Концепция была такая: дети должны воспринимать лечебное заведение не как больницу, а как детский сад. Даже доктора ходили без белых халатов. В 1992 году, когда к нам приехал главный детский психиатр России, он сказал, что такой красивой больнички за Уралом не видел. Было очень приятно услышать такой отзыв.

После детской больницы Артамонова забрали начальником горздрава Владивостока. Потом были иные серьезные вехи административной деятельности, в том числе руководство Фондом обязательного медицинского страхования, опыт работы в Москве.  Так что можно с уверенностью сказать, что руководить краевой  психиатрической больницей наконец-то будет серьезный менеджер, опыта работы которому не занимать.    

-Проблем много, но это нормально,- говорит Максим Николаевич.- Значит, есть чем заняться!  Пару месяцев назад вышло постановление правительства, смысл которого в том, что скоро в домах-интернатах для престарелых не будут содержаться психически больные люди. Их будут переводить в специализированные интернаты. В свою очередь, мы готовы охватить вниманием и помощью контингент, который в этом нуждается.

-Куда селить будете? Места же  нет!

-Ищем! Очень надеемся на помощь департамента здравоохранения. Речь идет о том, чтобы перераспределить пустующие помещения, наши, медицинские, чтобы мы могли открыть там филиалы. Есть на примете два помещения. Оба в прекрасных, можно сказать, курортных местах.  Если получится, нам не только удастся создать достойные условия  для лечения и содержания престарелых больных, утративших социальные связи, но и разгрузить нашу больничку. Это сразу улучшит содержание больных и позволит выделить  дополнительные кабинеты для судебно- психиатрической  экспертизы, чтобы люди не ждали несколько месяцев в очереди. 

В срочном порядке нужно решать проблему липовых справок, которые, якобы, выдают психиатры и наркологи. Судя по предложениям на Фарпосте, липовая  справка от психиатра стоит три тысяч рублей.

-  Пресечь этот налаженный бизнес можно, если в каждом крупном медцентре, который занимается медицинскими комиссиями, будет вести прием наш доктор,- говорит Максим Николаевич. -  Это необходимо делать срочно, ведь кто идет за «липой»? Только тот, кто точно знает: доктор ему разрешение не даст. А потом заведомо больной человек покупает себе оружие, или садится за руль машины…

- Максим Николаевич, откройте секрет, как главный врач психбольницы выравнивает свою  нервную систему?

- Есть такой известный анекдот. « Как вы расслабляетесь? И ответ: а я не напрягаюсь!»  

У меня стабильная нервная система, сбоев не дает. Всегда на подъеме.  Принципиально не нахожусь в состоянии стресса. Работу воспринимаю не как битву под Сталинградом, а как игру в шахматы.  Главное, понимать, какую задачу можно поручить конкретному человеку, и  понятно объяснять цели. Какой смысл нервничать из-за проблем, если они от этого никуда не денутся? Лучше спокойно, чисто механически начать их решать.  Работу надо делать, а не переживать из-за нее.

Лада Глыбина. 

фото Татьяна Крылова